Я не считаю себя феминисткой. Мне кажется, что в обществе существует некое давление с обеих сторон по этому поводу.  По данными исследований британской платформы YouGov (последние доступные данные, которые удалось найти – 2018 год), Британии 57% женщин также не считают себя феминистками. 

Да, я за равные права между мужчинами и женщинами. Да, я хочу, чтобы рабочий труд оплачивался одинаково. Да, я не хочу, чтобы при приеме на работу меня спрашивали, планирую ли я завести ребенка в ближайшее время. Да, я не хочу испытывать дискомфорт из-за гендерных признаков, «нежественной одежды», «небритых ног» и, моей  любимой темы, – «женщин за рулем». Но почему, несмотря на это, мне сложно сказать, что я феминистка? 

Пытаясь разобраться, откуда появился такой диссонанс, я обнаружила, что причиной всему есть страх и двойные стандарты. 

Например, я боюсь, что не смогу рассчитывать на своего спутника, пускай не жизни, но хотя бы человека, с которым мы делим быт некоторый период жизни. Ведь если я феминистка, значит, обладаю такой же силой, что и противоположный пол, а иногда даже большей. Меня можно оставить со всеми проблемами, и я обязательно справлюсь с ними. Забивать гвозди, тащить тяжелую сумку из супермаркета, да что уж там, и починить электроприбор, с кем не бывало? 

Боюсь осуждения общества. Обязательно найдутся мужчины, которые скажут «фигня этот ваш феминизм, все у вас нормально», и женщины, которые не поймут твоей необозначенной позиции. Хотя иногда очень сложно вытеснить привычные установки из своего сознания и начать мыслить иначе.

Боюсь радикального феминизма. Откройте гугл, вас ударит волной репортажей с митингов, забастовок и интервью с острым комментариями. И, хотя радикальность в этом вопросе совсем не о плакатах и пугающих фото, формируется негативный стереотип. 

Боюсь, что пропадет некий шарм и мужчины изменятся. Они перестанут быть галантными. Всегда приятно, даже при дружеском общении, когда придержат дверь, подадут руку или угостят ланчем. 

Те же исследования YouGov показывают, хотя процент отрицания феминизма все же высок, 80% женщин заявляют, что хотят равных прав. Писательница Роксана Гей в своей книге Bad Feminist говорит, что ей нравится слушать рэп с текстом, который принижает женщин, что работа по дому для мужчин – та, что не нравится ей (включая стрижку газона, уборку мусора и техобслуживание), она любит розовый, шоу «Холостяк», не осуждает девушек, берущих фамилию мужа, и многое другое. Поэтому она плохая феминистка, но все же ею остается. 

Если феминизм — это движение за полное уравнение женщин в правах с мужчинами, если откинуть все страхи и радикальность, назовете себя феминисткой? Или стоит поставить вопрос совсем по-другому: хотим ли мы жить в обществе, в котором мужчины диктуют, какой должна быть девушка (скромной, молчаливой, сексуальной), существуют домашнее рукоприкладство, насилие и притеснение по гендерному признаку? 

Я точно не хочу, поэтому теперь могу сказать, что поддерживаю движение, хотя точно так же, как и Роксана Грей, далеко не во всем.