купити рекламу

Самиздат – понятие не новое, да и мечта «написать книгу» дразнит человечество не первый десяток лет. Но сейчас мы наблюдаем новый виток в книжной сфере – молодые писатели и писательницы выходят из сети, самостоятельно издают свои рукописи. Пять украинок, которые решились на это, поделились с нами опытом. 

Саша Каминская

Авторка книги Error (сначала вышла в самиздате, а после – в издательстве «Рідна Мова») и «Не кажи нікому» (видавництво «Ранок»)

Очень долго я боялась писать и из-за этого делала много глупостей – так бывает, когда делаешь что угодно, лишь бы не начать то, чего больше всего хочешь и больше всего боишься. Видимо, в какой-то момент напряжение перевесило страх плюс регулярная терапия научила действовать до того, как достигнешь дна или отчаяния. Идея росла давно и не отпускала, так что я решила попробовать и посмотреть, что получится.

Точно решила, что книга Error увидит мир, когда человек десять сказали, что она ок. Я предлагала книгу издательствам, но получила больше 20 отказов и задолбалась. Сначала отказывали, потому что рукопись на русском, потом из-за того, что никто не читает соларпанк (это такая социальная научная фантастика). 

Друзьям нравилась книга, и они предложили организовать предзаказ. Тогда была кампания по краудфандингу «На старте», которая мне очень помогла и стала удобным инструментом. Я оплатила вычитку в онлайн-издательстве, перевод на украинский язык, иллюстрации и печать открыток.

Тираж зависел от суммы сбора и количества желающих. Напечатала 500 штук, оплатив дополнительно 150 из своих денег. 50 экземпляров все еще лежат. Это издание сейчас нигде, кроме меня не продается, и я никак не занимаюсь продвижением, нет сил и времени – дочке девять месяцев. 

Цену книги формировала просто: сложила все расходы и разделила, затем округлила. Для промо ничего не делала, но вышли материалы в онлайн-изданиях, для которых я писала. 

Издательство для второй публикации книги я не искала и до сих пор не в курсе, как и почему нашли меня. Видимо, главред «Рідна мова» где-то прочла русскую версию, как и писательница Таня Стус, которая предложила написать вторую книгу. Она сначала купила у меня Error – знала бы отправила так.

По моему опыту, самостоятельное издание книги выходит быстрее. Легче выбирать, как она будет выглядеть, ты напрямую сама все решаешь, договариваешься про сроки. 

Не знаю, почему сейчас многие хотят написать и издать книгу, может, на нас сильно давит общество оценок, и надо непременно написать свое творение, как раньше дерево посадить. У меня не было такой сверхзадачи. Я просто люблю писать и люблю истории, и было очень интересно, что получится из моей идеи. Никогда ведь не знаешь, что там устроят герои и куда все это повернет. 

Не устану повторять, что успех – штука непредсказуемая, но всегда можно выглядеть как мечта, устроить себе фан-клуб из 100 тысяч френдов, и тогда они сделают тебе продажи на три тиража. Я не такая, у меня нет примера вау-успеха. Но считаю огромной удачей то, что из 2000 френдов 200 вложились в мою первую книгу, даже не зная, какая она. Я ведь никогда не писала худлит. Они купили кота в мешке. Кот вышел ничего такой. 

Оля Котрус

Авторка двух книг «Город, который меня съел» и «Назад навстречу»

Книгу я решила написать в 2016 году, но у меня получилось далеко не с первой попытки. Где-то в начале ноября я наконец-то села и написала довольно прочную канву, а закончила спустя четыре месяца.

Весной 2017 года, когда понимала, что это будет готовый продукт, а не очередной черновик, который я выброшу, приехала в Украину. Сначала я была уверена, что приеду и начну обивать пороги издательств, рассказывать, какая я классная, что у меня есть подготовленная аудитория: «Давайте же меня издадим». Но за несколько дней до вылета в Киев подумала, почему бы не обратиться к старому доброму краудфандингу и не сделать это самостоятельно. 

Я не до конца ориентировалась в цифрах – какой гонорар получу при работе с издательством, но понимала, что сумма будет незначительной. Зная, сколько сил вложено в будущую книгу, мне не хотелось совсем ничего не заработать. Издавать только ради того, чтобы книга увидела мир, мне казалось бессмысленным. Не считаю, что художник должен быть голодным. 

Работа началась с поисков куратора – человека, который помогал бы со всеми техническими моментами. Над книгами мы работали впятером: я, куратор, иллюстраторка Настя Калкатын, каллиграфиня Аня Войтехович и верстальщик. Я занималась всеми процессами – от выбора обложки до верстки, а иллюстрации сделаны по моим фото. 

Изначально планировала тираж в 1000 экземпляров, но только предзаказ был на 1100, поэтому решила заказать 1500. На самом деле, надо было сразу печатать 2500. Потому что после отправки предзаказов оставшиеся 400 книг ушли за месяц. Прямо перед Новым годом мне отдали второй тираж на 2000 экземпляров. 

Формировала цену, отталкиваясь от того, сколько моих усилий вложено. Я понимала, что на тот момент в Украине не было книг по 300 гривен никому не известных авторов. Но и книг такого формата не было. Искренне считаю, что приложила руку к этой тенденции – красивые книги начали делать самостоятельно. 

Поэтому ценообразование я придумала, грубо говоря сама, чтобы мне было комфортно и это стоило всех усилий. Теперь все подобные книги стоят примерно 350 гривен. Моя первая – 300, а в предзаказе – 250 гривен. 

Над промо проекта я работала непроизвольно. Очень хотела написать книгу и периодически писала об этом в социальных сетях, напоминала не столько аудитории, сколько себе. Для меня это был стимул – говорить вслух. 

Когда рукопись была готова, не скажу, что у меня была прописанная стратегия. Знала, что организую чтения и тур после выхода книги. Я хорошо чувствую свою аудиторию, потому что она со мной давно, и мы на одной волне. 

Основная аудитория обитает в Киеве, поэтому целилась на максимальные чтения именно здесь. Среди моих подписчиков много эмигрантов, и это актуально сейчас, когда мы говорим о второй книге про возвращение из эмиграции домой. Работая над «Назад навстречу», знала, что буду выпускать сама. С первого предзаказа «Город, который меня съел» даже не думала о том, чтобы делать что-то с издательством. 

Сейчас ко мне постоянно обращаются за советом. Но мне неловко консультировать людей по этой теме, потому что я не специалист. Всего раз в конце 2018 года я провела авторское мероприятие «НЕлекция – как издать книгу самостоятельно и не сойти с ума». Это был платный ивент, после которого мы продавали видеозапись. Но на этом точно все.

Тогда был большой запрос на подобное мероприятие, а мне хотелось отстреляться, и больше говорить об этом я не собираюсь. Потому что надо издать минимум книжек 10, чтобы иметь право рассуждать. У меня есть субъективный опыт, который сейчас калькируют. И это прекрасно. В частной форме делилась опытом со знакомыми, платных консультаций не провожу. 

Почему сейчас много самиздата? Потому что есть чей-то удачный опыт, и я уже раз двести тысяч сказала, что это несложно и можно заработать денег. Вам не нужно издательство, вам не нужно быть суперзнаменитым, чтобы создать свою книгу и продать ее. 

Валерия Квасневская

Авторка книги «Вельветовые штаны»

Поверила, что могу выпустить свою книгу, когда была в декрете. Потопала в послеродовой депрессии. Пока мои подружки ходили на работы и самореализовывались, я сидела дома с ребенком и страдала. 

Начала гуглить – искать, как написать и издать книгу. Попадала на разные истории о том, что это не так уж и сложно, страшно. Так нашла Лилит Саркисян, которая издала книгу Лени Мартынчика, и у них все получилось. 

Я написал Лилит, спросила, готова ли она взяться за меня, и отправила отрывок. Она сказала: «Класс, давай». Это было три года назад. 

Мне было необходимо выложить на бумагу внутренние переживания. Часто известные люди в интервью на вопрос «Какая у вас цель?» отвечают: “Хочу радовать людей и делиться своими эмоциями, хочу, чтобы люди услышали о моем опыте”. Я всегда думала, что это бред. Но нет, сама ощутила эту потребность высказаться и быть услышанной. 

Решение издать книгу пришло летом прошлого года, у меня были сложности на работе, поняла, что делаю что-то не то и стремлюсь не туда. Мне казалось, что обманываю тех, кто меня читает. Мне казалось, что за работой с брендами и рекламными коллаборациями совершенно забила на мечту.

В то же время понимала, что тексты, написанные три года назад, где-то становятся менее близкими мне. Я как будто их забываю, не хочу на них смотреть, чтобы не брать ответственность за прошлый опыт. Но все же решила взять. 

Говорила с издательствами все эти три года, делала презентации, рассказывала, почему им стоит выбрать меня. Ходила в разные – и очень популярные, и нишевые, как это модно говорить, но везде получала отказ. 

В одном из них заявили, что если они печатают книгу неизвестных авторов, то это должен быть какой-то модный инфлюенсер. А мне не хватает подписчиков. В издательстве “Артбукс” редакторка Маша Курочкина сказала, что они, к сожалению, не могут напечатать мою книгу, но я должна это сделать сама. Маша прочла отрывки и сказала, что если не опубликую, то много потеряю. Так я поверила в себя. 

Мне повезло, потому что моим наставником, продюсером и проводником была Лилит Саркисян. Моей заботой было вычитать рукопись и переписать некоторые моменты, Лилит сделала иллюстрации и верстку. На ней же была коммуникация с типографией, что, наверное, стоило мне дороже, но я решила довериться профессионалу. 

В процессе было задействовано минимальное количество людей. Если говорить о первых читателях, то я отправила рукопись папе, получив от него тонну критики и поддержки. До папы была моя подруга Юлия Дидык, которая писала дипломную работу по книге. На предмет украинского языка «Вельветовые штаны» читала Ира Гиль. 

Планировала 1000 экземпляров, не была уверена, что даже их продам. У меня на тот момент было около 4000 подписчиков, и тираж 500 штук казался очень маленьким. Стоимость считала, исходя из трат и того, «сколько денег мне надо, чтобы не умереть».

Сложно назвать книгу коммерческим проектом, я много денег потратила, вышла дорогая презентация. Я хотела снять видео для промо книги, что отняло бюджет. Но мне казалось, что делать первую книгу экономней, чем придумалось, не стоит. Поэтому хотелось «закатить свадьбу». Начала зарабатывать на книге совсем недавно, до этого окупалась презентация и печать. 

Я не показатель правильности промо проекта, просто пишу в инстаграме. Несколько раз публиковала отрывки и смотрела на реакцию. До выхода я сделала предзаказ, чтобы собрать некую необходимую сумму. Сняла несколько видео, чтобы показать, как мы делали книгу. Меня очень поддержали мои друзья – сработал инфлюенс-маркетинг. 

Планирую дальше писать книги. Я знаю, какой будет следующая, какие будут главы, но основную сюжетную линию еще не склепала. 

Сейчас, чтобы быть писателем, не нужно иметь официальную бумажку, потому что поколение поменялось. Люди верят в себя, пишут и выпускают книги. 

Саварина Каріна

Авторка книги «Не вагітна»

Під час планування вагітності я опинилася в кабінеті у гірудотерапевта. Ця історія була першою в списку сюрреалістичних, але саме тоді я вирішила вести щоденник. Протягом п’яти років розуміла, що весь цей набір смішного, страшного і кумедного треба буде одного разу видати.

Я не могла знайти жодної статті або книжки на тему довготривалого планування вагітності. Тим більше чогось живого, де героїня би розповідала про свій досвід. Про любов є, про втрату, про життя після розлучення є, а про безпліддя українською або російською не було. 

У 2019 році, в лютому, ще не написана книга повисла у мене над головою. Мені здавалося, що вона ходить за мною і чекає. Тому почала збирати в купу п’ять років записів у щоденнику. На той момент я вчилася на літературних курсах, бо бути письменницею мріяла завжди. Вчилася по книжках для письменників, їздила на літературний ретрит і навіть перейшла на українську мову, щоб написати рукопис. 

Перший варіант книжки російською мовою, де були описані всі ситуації в кабінетах лікарів без персонажів, діалогів та сюжету, прочитав мій чоловік. Сказав, що це страшенно нудно. Я сіла вивчати побудову тексту, як створювати сюжет та яке художнє життя повинен подолати головний персонаж. 

Намагалася написати таку книжку, щоб читалася за один-два вечори. І я так багато працювала, що в результаті цього досягла. Але то була довга і кропітка робота. Розумієте, мріяти написати книжку і написати її – це різні речі. 

Повністю до виходу книжки її читав тільки мій чоловік. По 35 сторінок відправила своїм подругам. Більше ніхто не бачив текст.

Спочатку я шукала інформацію на сайтах видавництв, куди можу відправити рукопис. Часто вони пишуть, що не приймають роботи рік або розглядатимуть його від шести місяців до року. 

Потім я послухала від знайомих про підписані договори, які вони не читали, а потім не мали жодної копійки з публікацій. До того ж договір підписаний на п’ять років, без права видаватися самостійно або в іншому видавництві з кращими умовами. Я пішла до одного видавця, він крутив носом, запропонував надрукувати книгу за дуже велику для мене суму, аргументуючи «ви ж хочете, щоб на останній обкладинці стояв гарний видавець, це додасть вам ваги». Зрештою, я вирішила друкувати сама. Знайшла видавництво тільки для друку, найняла юриста, який уклав мені договір, оплатила тираж. Всі питання з ISBN-кодом та інші формальності були вирішено. 

Так я віддала у видавництво рукопис і фото для обкладинки. Потім ми з чоловіком шукали шрифти на обкладинку та все решта (в книжці багато різних форматів тексту), але найдовшим було редагування. Друк та брошурування тривали всього 10 днів. Наша команда була невелика – я, мій чоловік, а також дизайнер, верстальник, коректор і директор видавництва.

Хотіла надрукувати одну тисячу примірників, бо вірила, що моя книжка важлива й обов’язково знайде свого читача. Коли рукопис вже був у видавництві й стала відома дата друку, я відкрила попереднє замовлення і продала 50 книжок. Стало зрозуміло – треба друкувати мінімально, а це було 500 штук.

Я хотіла, щоб моя книга мала таку назву, обкладинку та текст, які я вважаю за потрібні. Мені здається, що дуже важко змиритися з оформленням книги, яке тобі не подобається. Можливо, це якийсь мій інфантилізм, не можу казати за всіх. 

Звичайно, важливий сенс книжки, а не її зовнішність, і ми маємо багато розпіарених гарних книжок, які за своїм змістом нічого не варті. Мені хотілося, щоб моя книга була гарною всередині й зовні. Я боялася порушення цього балансу. Бо читати – це задоволення, і коли книжка приємна на дотик, мені здається, так ще краще. Але, може, колись це втратить для мене сенс і головними будуть тільки слова. 

Ціну формувала досить просто – склала вартість тиражу, роботу фотографа, перукаря та візажиста, плюс у мене працює няня п’ять днів на тиждень по 4,5 години (це той час, коли я можу писати), плюс сайт, реклама в інстаграмі та фейсбуці, плюс заклала в бюджет витрати на переклад книги англійською мовою. Так і вийшло 250 гривень. 

Я викупила весь тираж у видавництві та створила сайт. Продаж відбувається тільки там, через вмонтовану платіжну систему. 

З промо проєкту я трохи помилилася, бо думала, що сама ця тема та безкоштовний уривок на сайті зроблять свою роботу. 

Так не сталося, тоді я написала багато постів на своїх сторінках у соцмережах. Писала відомим людям, книжковим блогерам. Таким чином я потрапила на канал ТРК “Київ”, де вперше розповіла в прямому ефірі про книжку і свою історію. Це було досить важко. Потім я купила рекламу в інстаграмі та фейсбуці. І нічого з цього мені не допомогло. Спрацювали відгуки людей, які її вже прочитали. Після цього почали звертатися різні інтернет-видання для інтерв’ю та огляду книжки.

Головна мета книги «Не вагітна» – разом поплакати. Я написала її для себе в минулому і для таких жінок, як я. Для таких сімей, для родин із питанням непліддя. Щоб стало легше і в голові пролунала думка – я така не сама, наша сім’я не виняткова. Зараз такі часи – навколо багато хвороб і безплідних пар стає все більше. Я хотіла показати внутрішню боротьбу такої жінки, як їй важко жити в суспільстві, де домінує ідея вийти заміж та народити. Де люди можуть собі дозволити замість «Як справи?» спитати «Коли діти?». 

Ми повинні переформатувати культуру спілкування і відмовитися від втручання в особисте життя інших людей. Ми повинні будувати свої кордони та нарешті навчитися поважати приватне життя інших. Я хотіла, щоб люди подивилися на мою історію збоку, пригадали ситуації, коли вони допускали недоречні зауваження, поради та запитання. Я написала декілька статей у свій блог на сайт. Один із текстів звучить так: «Запитання про дітей завжди недоречні». А ще я хотіла, щоб книжку читали гінекологи і репродуктологи. І вони читають, а потім пишуть мені, що будуть приділяти більше уваги психічному стану пацієнток. Це маленька перемога в напрямку бережливого ставлення до таких жінок

Анастасия Арье

Авторка книги «С асфальта на траву» 

В 2017 году мы с мужем, дочерью и моей мамой переехали из Киева в Карпаты строить отель. Это было волнительно, долгожданно и… похоже на блуждание в темноте. Я начала вести ежедневные заметки, чтобы сохранить все происходящее – хотя бы в формате дневника. Я не знала, куда нас приведет эта затея, не знала, что будет через год или через пять лет, но знала наверняка, что это – значимый и переломный этап моей жизни. Поэтому важно было не растерять воспоминания по социальным сетям, не отделаться от самой себя двумя-тремя записями в блоге, а записать все, что происходило. Уложить эмоции, переживания и события под твердую обложку. Опубликовать. И таким образом разделить опыт с теми, кто был рядом и с теми, кто следил на расстоянии за воплощением нашей карпатской мечты.

Я мечтала издать книгу летом 2018 года – к первой годовщине переезда. Но ожидания и реальность так сильно отличались, что сил и времени закончить заметки для книги не было. И я решила: раз не успеваю к запланированному времени, значит, нечего и пытаться. Зимой 2019 года я пошла на курс Мариам Головня с идеей кулинарной книги отеля – чтобы посмотреть на ее опыт самиздата и узнать все технические нюансы, но в итоге решила дописать недостающие фрагменты и все-таки опубликовать «карпатскую» книгу. 

Я даже не пробовала обратиться в издательства. Не думаю, что их заинтересовала бы идея, плюс у меня совсем небольшая аудитория в социальных сетях. К тому же мне важно было полностью контролировать процесс – назвать книгу так, как я хочу, выбрать бумагу и шрифт, обложку и фото на ней, место и формат презентации.

Работа над выходом книги началась с того, что как-то в ночи я «увидела» обложку. Смешно, но первое, что я сделала, – написала фотографу Даше Самарцевой, могу ли взять ее фотографии для обложки книги. 

Даша дала добро, и в тот момент я поняла – понеслось. Нашла корректора, договорилась о сотрудничестве. Буквы для названия рождались в далекой Португалии, их нарисовала моя подруга-каллиграф Ксюша Заец. Для форзаца я взяла имиджевую иллюстрацию кантри-клуба NATRAVE, ее рисовала Лилит Саркисян. Когда рукопись была готова, я начала делать запросы в типографии. И дальше уже, определившись с типографией, вела параллельно переписку с ними и с корректором. 

Типографии сделали мне просчет на 500 и 1000 экземпляров. Вариантов было два. Или потратить много своих денег на тысячу книг и долго их продавать (и в итоге даже неплохо заработать), или открыть предзаказ до выхода книги и печатать тираж, по сути, на деньги читателей. Потому я спросила у подписчиков в инстаграме, кому интересна книга, по количеству ответов просчитала, что предзаказ покроет мне большую часть расходов на тираж в 500 экземпляров. На этом и остановилась. Добавила своих денег и напечатала 500 книг. 

Когда я разделила стоимость тиража на 500 книг, подумала: о, класс, одна книга не очень и дорогой выходит. А потом посчитала еще оплату работы корректора, каллиграфию, верстку, дизайн и цветопробу обложки, получение кодов, доставку тиража в Киев и в Карпаты, особые вкладыши для книг, купленных по предзаказу, аренду локации для презентации и т.д. – цифра сразу подросла, что тоже повлияло на коммерческую цену. 

Продажи происходят напрямую – я разместила форму заказа книги в социальных сетях и в блоге, а гости кантри-клуба NATRAVE могут купить ее прямо на рецепции.  

Я понимала, что книгу в основном купят «свои» – те, кто давно подписан, кто следил за всей этой историей #с_асфальта_на_траву, кто был у нас в гостях и живо интересовался: «Как вы решились?», «Как строились?», «Сложно ли пришлось?». Поэтому, когда вернулась к работе над рукописью, просто писала об этом в инстаграме, показывала процесс, выкладывала сториз. В общем, ничего особенного не делала. Сейчас у меня есть идея для второй книги. Осталось сесть и написать. 

Самиздат был важен для контроля всех этапов и уверенности в том, что книга будет выглядеть так, как я задумала. Издательства могут заинтересоваться неизвестным автором в том случае, если у него многотысячная аудитория. А если у автора многотысячная аудитория, зачем ему издательство?

Написал книгу, издал в том виде, в каком хотел, да еще и заработал на продажах вместо копеечных роялти, которое выплачивает автору издательство, – бинго! Да, почти все придется делать самостоятельно, но результат того стоит. 

Loading...