Сегодня утром я вдруг осознала, что прошло уже две недели. Оглянулась вокруг: на холодильнике стикеры – кому звонить, если эмоционально станет невыносимо, надпись «Я есть!», список людей, на звонки которых лучше не отвечать, и цель – изменение правового поля в Украине, если меня так никто и не услышит.

Почувствовала, как сильно скучаю за своей прежней обычной жизнью, в которой меня заботило только достойное обеспечение моих первичных потребностей, развитие личности и поддержание хороших отношений с близкими и знакомыми. Никогда ранее я не мечтала стать революционеркой и до сих пор считаю, что не имею права учить других, как им жить.

Ответственность

Я лежала наполовину обнаженная на массажном столе в день, когда моя жизнь навсегда изменилась, и знала, что понравилась массажисту как женщина. Это был уже четвертый сеанс курса антицеллюлитного массажа, а во время нашей предыдущей встречи он спрашивал, как у меня складываются дела в личной жизни. Я доверяла ему больше, чем прохожему. С ним мы уже обсудили тему смысла существования, поделились друг с другом личными историями о безуспешных попытках найти что-то «настоящее» в этом мире.

Не ожидала, что он воспользуется своим положением, моим расслабленным состоянием и попытается соблазнить меня прямо в массажном салоне. Сначала массажист как бы невзначай провел пальцами по моим соскам. Я оцепенела. Мне не верилось, что это происходит. Затем, массируя мое бедро, он несколько раз дотронулся до лобка под трусиками, а затем потрогал мои половые губы. Я открыла глаза и строго произнесла: «Мне кажется, что это уже из другой оперы!» Он остановился и произнес: «Прости».

Когда я уходила, массажист спросил, все ли у меня в порядке, даже не взглянув в мою сторону. Я сомневающимся тоном ответила, что все нормально, и пошла домой.

До позднего вечера думала, как мне поступить. Понимала, что обязательства перед самой собой я выполнила – вовремя остановила нарушителя моих личных границ. Теперь мне нужно сообщить о произошедшем руководителю салона, чтобы уберечь других клиенток от подобного случая.

Справедливость, деньги и месть

Собственник сети массажных салонов пообещал уволить массажиста, высмеял его поведение и записал меня к другому мастеру. На следующий день я осознала, что мое психологическое состояние стало ухудшаться. Мне было необходимо срочно исправить эту ситуацию, чтобы не начать чувствовать себя жертвой.

Написала руководителю салона, что мне неприятно, что он лишь посмеялся над сложившейся ситуацией, и предложила обсудить вопрос возмещения морального ущерба.

Директор проигнорировал мое сообщение. Тогда я отменила запись к новому массажисту и попросила вернуть остаток средств, которые были внесены наперед за курс массажа. Мое сообщение никто даже не открывал. Я начала чувствовать себя невидимой.

Чтобы абстрагироваться от ситуации, не «сгущать краски» и сохранять самообладание, я встретилась с подругой, мы гуляли по городу. Она записалась по моей рекомендации в тот же салон, и ей назначили сеанс с тем же массажистом. Я предупредила ее, что идти к нему опасно.

Подруга вызвалась помочь: во время внесения предоплаты за массаж сказала, что даст сумму меньше, потому что разницу вернет мне. В салоне она упомянула, что знает о случае с возмутительным поведением их массажиста.

Владелец салона сразу же отреагировал. Выяснилось, что он не уволил оскандалившегося массажиста, потому что «не знает, кому верить». Спросил, почему я не остановила массажиста сразу, как только он дотронулся до груди. Оправдывал его, утверждая, что прикосновения могли быть случайными.

Я – не святая

Когда поняла, что мне не верят или просто пытаются «сделать из меня дуру», то также совершила поступок, который противоречит моим принципам и убеждению, что нужно всегда действовать честно. Могу оправдываться тем, что меня на тот момент захлестнули эмоции, но не стану.

Я потребовала у директора вернуть мои деньги и дополнительно выплатить мне 10 тысяч гривен за моральный ущерб, в противном случае пригрозила придать огласке эту историю. В ответ директор обвинил меня в клевете и пригрозил потребовать ту же сумму, если я продолжу выдвигать обвинения салону или массажисту.

Доказать «свою» правду

Воевать я не намеревалась. Большинство моих знакомых убеждали, что полиция проигнорирует мою ситуацию, ведь нет никаких доказательств. Но на следующее утро я отбросила все советы и поступила так, как подсказала интуиция.

Написала заявление в полицию, а затем сняла видеообращение с просьбой откликнуться девушек, которые ходили в этот салон и, возможно, также пострадали от домогательств. Пострадавших найти не успела, зато получила активную реакцию от директора сети, его сотрудников, подруг и друзей. Меня обливали грязью под видео, обвиняли в вымогательстве, клевете, домогательстве к массажисту, унижали. Затем директор предложил остановить травлю против меня, если я «сама этого захочу».

В ответ я выдвинула свое предложение: встретиться втроем – я, массажист и директор. Я хотела, чтобы массажист при нем рассказал, как все было, хотела таким образом доказать, что не вру. Но травля продолжилась.

Обращение в полицию

Заявление в полицию я написала в пятницу. В понедельник у массажиста состоялся разговор с участковым. Массажист утверждал, что грудь входит в зоны воздействия во время антицеллюлитного массажа, но уже не отрицал, что прикасался ко мне. Я не уточняла, признался ли он в прикосновениях к моим половым губам, а просто рассказала, как все выглядело с моей стороны. Участковый назвал мне номера двух статей, по которым массажист может быть привлечен к административной ответственности.

Я думала, что массажист заплатит штраф как за мелкое хулиганство. Казалось, это неплохо, учитывая, что доказать произошедшее без признания массажиста я никак не могла. Подруга, выслушав «сводку новостей», спросила: «А почему за мелкое хулиганство? Потому что у тебя грудь «мелкая»?» И я впервые за долгое время рассмеялась.

Страх общественного мнения

Я искала поддержки у близких и знакомых. Рассказывала им эту историю, предупредив заранее, что они не обязаны мне верить, помогать или спасать. Никто из них, конечно же, в лицо не сказал, что сомневается в правдивости моих слов. Некоторые говорили, что нужно идти до конца и нельзя так оставлять это дело, кто-то говорил, что нужно сдаться, чтобы поберечь себя. Я выслушала мнение каждого.

Затем до меня стали доходить слухи о том, что те, кто якобы поддерживал меня, сидя на моей кухне, на самом деле считают, что я сошла с ума. Некоторые говорили, что пострадавшая не имеет права сама называть сумму нанесенного ей ущерба, кто-то говорил, что даже просто просить о помощи в такой ситуации – дурной тон.

Мне было больно и страшно, одиноко и холодно, противно и горько. Но через некоторое время, когда я падала в полное отчаяние или лежа пряталась под одеялом, в полном оцепенении и ужасе, что никто меня не понимает, мне звонили даже те, на чью поддержку, казалось, не стоило бы рассчитывать. Они говорили, что поступили бы так же, как я, что понимают мои чувства и искренне сопереживают. Я им всем очень благодарна.

Безопасность в массажных салонах

Меня до сих пор не отпускает мысль о том, что, если бы такая ситуация произошла не со мной, а с менее смелой девушкой, – к чему бы все это могло привести? Если бы она побоялась вовремя остановить массажиста? Психологическая травма? Изнасилование? И самое главное: как бы она смогла доказать, что это действительно произошло с ней? Кто бы защитил ее?

Все мои действия на данный момент направлены на отстаивание своих гражданских прав и личных границ. Пообщавшись со многими девушками, я узнала, что такие истории в массажных салонах – не редкость. Для меня это значит, что вопрос безопасности во время контактного ручного массажа – актуален, и о такой проблеме нужно, как минимум, говорить.

Столкнувшись с такой ситуацией лично, я понимаю, что у многих женщин были весомые причины не заявлять о подобных происшествиях в полицию: отсутствие доказательств, страх быть высмеянной, большие шансы получить вместо защиты своих прав нервный срыв и унижение.

Я понимаю, что, возможно, слишком много беру на себя – хочу добиться изменений, в которых, может быть, никто не нуждается. Но на сегодняшний день у меня уже есть «маленькие» победы: участковый передал дело в суд с предъявлением обвинения массажисту в мелком хулиганстве.