купити рекламу

Я выходила замуж десять лет назад. Мне было 22, и я была абсолютно счастлива, ведь делала именно то, чему учили родители, о чем, как мне кажется, я и сама тогда мечтала. Тяжелое кружевное платье в пол вовсе не сковывало мое похудевшее специально к событию тело, а человек 40 гостей в зале были действительно самыми родными и близкими.

Все случилось «как надо»: fancy-отель на Андреевском, крики «горько» и обещания «в любви и радости, пока смерть не разлучит нас». Впрочем, разлучать нас пришлось не смерти, а вполне себе живому киевскому суду.

В юности последствия чего бы то ни было человека интересуют мало. И это не удивительно — способность прогнозировать будущий результат сегодняшних действий появляется (если вообще появляется) к 25 годам, когда дозревают лобные доли мозга. Мой мозг, конечно же, и знать не хотел, что в год, когда я выходила замуж, число разводов в мире уже перевалило за 40%. Тенденция к росту не замедлилась и в последующее десятилетие, даже совсем наоборот — сегодня разводом заканчивается уже  каждый второй брак. Но даже будь у меня возможность тогда посмотреть убедительное видео на TEDx, в котором научно обосновывается, что браки после 35 более крепкие, я бы свадьбу все равно не отменяла.

Не думать о разводе в 2020-м году — это как пьяным ехать за рулем с закрытыми глазами на красный в надежде, что именно тебя пронесет.

Никто не думает, что разведется, когда женится, что заболеет раком от поедания вкуснейшей колбасы, что попадет в ДТП, разговаривая о чем-то неотложном по телефону, или будет страдать (в 10-20% случаев в тяжелой форме и в 70-80% в легкой) послеродовой депрессией после появления «долгожданного малыша». Это не про нас, люди так не мыслят, об этом интересно рассказал нобелевский лауреат Дэниел Канеман в своей книге «Думай медленно, решай быстро».

Это не хорошо и не плохо, просто факт.

Человек не знает своего завтра и уж точно не может его прогнозировать, а если и «может», то впоследствии ломает голову над каким-нибудь «черным лебедем» типа теракта 11 сентября, очередным непредвиденным экономическим кризисом или, на худой конец, пандемией нового вируса. Грандиозный труд на эту тему под названием «Сигнал и шум» написал Нейт Силвер (рекомендую самым терпеливым).

Поэтому любые прогнозы, как хорошие про «будем жить долго и счастливо», так и плохие про «останешься после развода одна с прицепом», — не более чем плод фантазии и к реальности отношения не имеют. Можно найти миллион обратных примеров, не вставая с дивана. Но даже это не даст уверенности в своем будущем.

Уж тем более мой романтический рассудок и представить себе не мог десять лет назад, что этот самый муж отберет у меня детей и мою же квартиру. Не знала я, что родные родители не просто не поддержат в моем решении, но и полностью займут сторону общественных стереотипов мужа, будут его основными свидетелями в суде в борьбе за детей и имущество.

Мои любимые мама и папа пытаются отобрать у меня сына, дочь, сестру и жилье с половиной денег. «Можливо все», такие вот дела, — жизнь круче шоу на СТБ.

Не знала я, что за мной будут следить, выискивать любые доказательства для суда, затягивать процесс всеми мыслимыми и немыслимыми способами и вытеснять из мыслей детей. Согласитесь, очень сложно представить себе такое про близких и любимых людей.

Тут вспоминается стэнфордский эксперимент про заключенных, и приходится признать, что человек — всего лишь животное, пусть и с сознанием, а руководит им его величество стереотипное мышление, которое и играет злую шутку. Разошлась с мужем — «дура, шлюха, ужасная мать и бесперспективная идиотка». Список бесконечен.

О своем моральном состоянии в этот период я предпочитаю не сильно рассказывать, эмоции никогда не помогают делу. Описать его могу одним словом — дно. На этом самом дне упокоились и самооценка, и силы, и вера в себя, и даже надежда. Просто дно.

Драма вокруг развода сформирована в обществе, в том числе из-за того же стереотипного мышления. Раньше, когда женщина не имела прав и свобод, союз двух человеческих особей действительно сильно помогал воспитывать потомство более полноценным. Два человека, ухаживающих за детенышем, лучше обеспечивали ему выживаемость. А мать не могла этого сделать самостоятельно, не имея для этого прав, свобод и стабильного дохода. Сегодня выживаемость обеспечивается роддомами, больницами, детскими садами и школами, женщины зарабатывают, пусть пока меньше мужчин, но уже достаточно, чтобы выбирать развод там, где брак больше не кажется привлекательным. А он кажется все менее привлекательным с каждым днем по понятным причинам. По статистике, брак имеет абсолютно разные последствия для мужчин и женщин: мужчина только приобретает в браке, усиливает свой статус, финансовое положение, знания и умения, у женщины же — минус по всем фронтам из-за до сих пор существующего домостроя.

Святость брака еще сильно закреплена у нас на уровне ценностей. И пока не поддается критическому осмыслению. С детства мы, особенно девочки, слышим про «замуж».

Осознав все это, я была шокирована, когда на выпускном в саду у моей дочери воспитатели характеризовали мальчиков как «будущих ученых, полицейских и пожарных», а девочек — как «будущих жен и хозяюшек». В частном детском саду в центре Киева. Шок — это по-нашему. Ближе к половозрелому возрасту начинаются и не заканчиваются «до победного» вопросы про «когда замуж», при этом вопроса «зачем замуж» не слышно. Часы тикают все быстрей, родственники лезут с вопросами все глубже.

Дети в разводе — еще одна социокультурная особенность, не подкрепленная научными данными и здравым смыслом. До определенного момента было принято считать, что в полной семье дети будут более реализованы, чем в неполной. Сейчас же даже само определение вызывает вопросы — что называть полной и неполной семьей?

Каждый день я получаю в директ сообщения от «счастливых мам ангелочков» о том, что они страдают, так как не могут решиться на развод из-за неумения зарабатывать, страха оставить «любимому тирану» детей и все нажитое.

Наука, дама упрямая, говорит нам, что дети реализованы и успешны, когда оба их родителя довольны жизнью, при этом им необязательно жить под одной крышей и быть женатыми. Быть счастливым важнее, чем быть в браке, где «стерпится-слюбится», кто-то жертвует, где красивая витрина и пустой звон внутри. Чему мы можем научить детей, если врем им с детства? Если притворяемся, замалчиваем, создаем картинку, в которую сами не верим? Большая иллюзия думать, что дети ничего не видят и на них это не влияет. Влияет обязательно.

На вопрос «Что делать?» хочется ответить: «Искать свои ценности и цели и не ограничивать смысл жизни семьей и детьми», потому что когда этого не станет (вернитесь к цифрам в первом абзаце), он, смысл, может исчезнуть. А это очень больно пережить.

Еще один важный пункт — проговорить самый патовый финал на берегу. Да, еще до свадьбы честно обсудить, что будет «если». Что, кому, куда и как. Об этом есть еще одно хорошее видео на TEDX. И подписать брачный контракт. Поверьте, это лучший подарок на свадьбу. Пусть лучше он вам ни разу не пригодится, чем вы будете кусать локти, жить в съемной квартире, имея собственное жилье, платить адвокату кругленькую сумму и видеть детей несколько часов в неделю. Вот это действительно неудобно, а проговорить все сложные темы с любимым человеком — это, согласитесь, вообще-то легко. Если же не получается сейчас, представьте, что может быть дальше.

Поэтому теперь, когда слышу про замуж, улыбаюсь вслух. Мне точно туда не нужно. А свадьба — хорошо, пусть будет, если сильно захочется. Но только в Вегасе. Чтобы все, что в Вегасе, — ну, вы поняли.

Будьте счастливы, девочки и мальчики: в браках, разводах, а главное — наедине с собой.

Для того чтобы поддержать себя, рассказать своим детям эту историю от начала до конца, не утратить с ними психологической связи и поделиться опытом с теми, кто проходит подобные испытания, я создала проект «Институт прочности и брака», в котором очень скоро подниму темы о разводе и многие другие, о которых обычно молчат.