купити рекламу

В 2012 году журналистку Полину Булат так заворожил балет, что она создала о нем медиаресурс, читает лекции о танце и создает новый балетный сервис .

Я всегда смотрю на театральный продукт как потребитель

Я не театровед и не профессиональная танцовщица. Работала райтером, писала о моде и в 2012-м случилась судьбоносная встреча с балетом, благодаря книге об истории костюма. Автор описывал пачки Анны Павловой, но глава осталась без иллюстраций. Чтобы визуализировать прочитанное, я зашла на ютуб и пропала – увиденное меня заворожило, обнаружила что-то очень для себя близкое, но не понимала, как оно устроено.

Почему тело артиста подчинено таким строгим и противоестественным законам? В чем их логика, и что чувствует танцовщик? Чтобы разобраться, я нашла контакты двух школ балета для взрослых (тогда это был совсем андеграунд), и со второй мне повезло.

В итоге «разобраться» серьезно затянулось: я начала бегать на занятия, как сумасшедшая. В моей жизни был не лучший период, и новое увлечение отвлекало от проблем. В свободные вечера я смотрела балеты и читала о них где могла. Мода постепенно отошла на второй план, и я решила: хочу как-то связать с балетом жизнь. Я умею писать, значит, буду писать о нем. Искала, где бы и у кого поучиться, постажироваться, но, к своему удивлению, никого в Украине не обнаружила.

Разрешила себе писать о балете в 2017 году. Вначале напросилась в «Украинскую правду» и сделала для них робкую статью о подающих (на мой взгляд) надежду танцовщиках. Думаю, мне сразу дали зеленый свет благодаря теме: слишком уж специфическая, к тому же о балете ни в одном из украинских изданий тогда не писали. Спустя еще пару материалов я осмелела и запустила блог под названием Balletristic – он стал одновременно пробой пера и, по сути, первым украинским онлайн-ресурсом, который попытался сделать эту тему видимой.

На этот рывок зрела примерно год. У меня уже были хорошие знакомые среди танцовщиков, я даже успела поучаствовать в организации гастролей. Не хватало вменяемой теоретической базы и денег на полноценный журнал.

Кажется, с тех пор прошел миллион лет, но не изменилось одно: я до сих пор думаю, что не знаю ни-че-го. Сколько бы книг ни прочла, лекций ни прослушала и спектаклей ни посмотрела, синдром самозванки останется со мной навсегда: у меня не было и уже никогда не будет полноценных пяти лет в университете с возможностью большую часть времени посвящать учебе, иметь постоянный доступ к более опытным коллегам. С другой стороны, есть огромное преимущество: я всегда смотрю на театральный продукт как потребитель, у меня незаангажированный и незамыленный взгляд и мне проще зажечь темой других. Потому и Balletristic: как беллетристика, но о балете.

Хотелось как-то привлечь внимание к труду людей, которые отдают балету всю жизнь и здоровье

Я решила, что буду обращаться к людям, которым балет может потенциально понравиться, надо лишь открыть его для них и доступно рассказать, как смотреть. К тому же это искусство практически не представлено в украинских медиа, и мне хотелось как-то привлечь внимание к труду людей, которые отдают балету всю жизнь и здоровье.

Со временем я оставила свои робингудовские цели. Прошло семь лет с тех пор, как посмотрела в Украине свой первый спектакль, и скажу: как потребителя театры обманывают меня качеством и актуальностью постановок до сих пор.

Поэтому я предпочитаю смотреть балет за границей. Все мои путешествия инициированы спектаклями – просто в отпуск я не езжу. Нужно регулярно заострять взгляд. Когда систематически окружаешь себя чем-то «не очень», в какой-то момент начинаешь принимать такой уровень за норму.

Рассказывала историю и «механизм» произведения перед началом и в антракте

В прошлом году «Культурный проект» впервые пригласил меня прочесть лекции о балетах Чайковского в рамках их летней школы. Это был мой дебют, я готовилась месяцами и дрожала как осиновый лист. А потом вышла к аудитории и в процессе своего рассказа заметила, как что-то меняется в их глазах. Этот «щелчок» во взглядах слушателей – лучшая награда, она, мне кажется, навсегда изменила и меня саму.

Я читала лекции четыре дня подряд по полтора часа, а потом мы оставались еще на 30-40 минут и говорили о балете, я отвечала на вопросы. Первые слушатели подали идею сделать лекции перед спектаклями в театре. Вплоть до карантина я каждый месяц выбирала балет из репертуара Нацоперы, собирала группу, и мы шли смотреть. Я рассказывала историю и «механизм» произведения перед началом и в антракте, а после отвечала на вопросы.

Эти лекции давали мне многое: я чувствовала себя целиком на своем месте, могла прийти в театр в самом разбитом состоянии, но при виде группы переключалась молниеносно, для меня переставало существовать все, кроме слушателей и нашего спектакля, а когда вечер заканчивался, возвращалась домой полностью обновленной. Из этих чувств, а также частых вопросов о том, что и где посмотреть за границей, как добраться и где лучше сидеть, родилась идея сделать отдельный проект с моими услугами как лектора и гида по культурному туризму.

Он называется Radioballet – ведь если Balletristic о тексте, то здесь я – «говорящая голова». Ну и экспрессивные руки.

С Radioballet сейчас непросто. Я запустила сайт ровно в тот день, когда из-за карантина закрыли границы и все публичные пространства, а среди моих услуг – туристические онлайн-гиды, походы в театр с лекциями, ивенты для компаний и балетных школ.

Пришлось быстро перестраиваться на онлайн. Я попробовала делать короткие тематические курсы в Telegram и вебинары, но, хоть это был и классный опыт, он размыл суть и цели проекта.

Мне важно предоставлять сервис: делать культурный досуг качественнее и осмысленнее. Чтобы помимо красивых фотографий из театра оставались еще какие-то осознания, случались те самые «щелчки» во взгляде. Выделить время на себя, да еще и на поход в театр – непростая для многих задача. Так пусть это будет маленьким праздником, наполняет и оставляет ощущение, что каждая минута была потрачена не зря. Я за экологичный контент.

Сейчас постепенно возвращаюсь в офлайн с лекциями: недавно рассказывала о классике на винтажном маркете Artichoke, 27 июля при поддержке небольшого, но очень милого «Кафе» на Мечникова говорила о том, что классного происходит в балете сегодня и где все это смотреть. В сентябре планирую запустить усовершенствованные камерные форматы лекций с походом в театр.

Балет, как и любое искусство, отражает контекст, в котором существует

Какая у моих проектов аудитория? Этот вопрос, как по отношению к Balletristic, так и к Radioballet, уже не первый год ставит меня в тупик. Потому что балет, как и любое искусство, отражает контекст, в котором существует. Я никогда не говорю о нем изолированно: затрагиваю политическую, экономическую ситуацию, идеи периода, в котором произведение было создано. Через смежные темы балет может затронуть каждого, и по тому, что происходит (или не происходит) в театре, я считаю, часто можно судить о ситуации в обществе.

Balletristic 2.0 предлагает площадку танца, площадку для публичной рефлексии и дискуссии

В июле мы перезапустили проект Balletristic. Я говорю «мы», потому что никогда не занималась им исключительно одна: мне помогают с техподдержкой, находятся единомышленники, заинтересованные развиваться в теме, поддерживать, сотрудничать.

Если бы не они, я бы, наверное, давно сдалась. Хотела и сейчас – формат исторического справочника по балету категорически перестал меня удовлетворять, плюс я выгорела работать на волонтерских началах. Balletrisitc все время существовал на чистом энтузиазме причастных к нему людей. Я объявила на своей странице и страницах проекта о том, что мы стоим перед выбором: или закрываемся, или собираем деньги на перезапуск. И мы собрали.

Прежний Balletristic стремился вдохновлять и расширять театральную аудиторию. Balletristic 2.0 концентрируется на актуальном и предлагает деятелям балета и современного танца площадку для публичной дискуссии. Я заинтересована привлекать в качестве авторов инсайдеров сферы – артистов, педагогов, критиков, хореографов, продюсеров – и, инициируя обмен мнениями, вскрывать проблемы и фиксировать современную историю балета.

Люди любят читать о том, как все устроено изнутри, узнавать о театральных процессах от их непосредственных участников.

Возможно, новый Balletristic не оправдает ожиданий в том смысле, что мы не будем делать материалы в духе «День из жизни балерины», а сосредоточимся на злободневных аспектах сферы, которую особенно штормит сейчас, в период кризиса. Думаю, часть нашей прежней аудитории мы потеряем, но, надеюсь, приобретем и новую – заинтересованную в актуальных процессах.

Сейчас мы призываем читателей поддерживать сайт на Patreon и ищем доноров.

Я мечтаю в идеале сделать Balletristic международным. Потому переводим сайт на английский и будем ориентироваться на зарубежную аудиторию и колумнистов. Русскоязычная версия сильно ограничивает проект в своей миссии. Вести на двух языках – значит тратить дополнительный ресурс, причем в довольно большом объеме. К тому же не ясно, как вести соцсети.

Еще одна причина – все самые интересные сдвиги, инновации, премьеры, в конце концов, происходят точно не в Украине. Конечно, мы не станем отгораживаться от нашей аудитории и контекста. Balletristic – украинский проект, но мне интересно касаться темы с разных сторон..

Например, мы писали о том, как общественные движения затронули западные театры, но на подходе статья о том, как танец реагирует на войну, и в ней целый блок посвящен танцу в Украине. Я рассматриваю переход на английский язык как шанс затронуть большее количество людей темой, привлечь новых читателей, авторов и в том числе представить локальные процессы частью глобальных.

Loading...